Классная подборка свежих смешных анекдотов и шуток про богатырей. Раздел постоянно обновляется и дополняется новым контентом.

Стали Добрыня Никитич и Алеша Попович силой меряться.
У Добрыни толще оказалась, у Алеши длиннее …

Идет ежик по дороге и встречает Алешу Поповича, Добрыню Никитича и Илью
Муромца. Ёжик им и говорит:
— Здравствуй, Алеша Попович!
— Здравствуй, ежик!
— Здравствуй, Илья Муромец!
— Здравствуй, ежик!
— Здравствуй, Добрыня Никитич!
— Здравствуй, ежик!
Так же ежик поздоровался с их лошадьми, а потом так же попрощался. Идет
ежик дальше, встречает Али-Бабу и 40 разбойников.
— Здравствуй, Али-Баба!
— Пошел на х…, ежик!!!

Илья муромец подходит к пещере и кричит:
— Выходи Змей горыныч, драться будем!
В ответ тишина.
(ИМ): — Выходи, падлюка, на честный бой!
Опять тишина!
(ИМ)еще громче в пещеру орет:
— Выходи, змей, драться!
Змей Горыныч:
— Ну, драться так драться, чего в жопу-то орать!

«Одна голова хорошо, а две лучше», — подумал Змей Горыныч убегая от Ильи Муромца.

Выходит Алеша Попович на сопку и орёт:
— Эй, сто тыщ китайцев, пошли за сопку драться!
Набежала толпа китайцев, свалили они за сопку. Ни один не вернулся.
Опять выходит Попович:
— Эй, сто тыщ китайцев, пошли за сопку драться!
Та же фигня.
Третий раз выходит Попович:
— Эй, сто тыщ китайцев, пошли за сопку драться!
И тут из-за сопки выползает недобитый китаец и орет своим:
— Не ходите! Это засада! Их там трое!

Едет Илья Муромец на своем коне по пустыне. День едет, два, неделю.
Пить хочет ужасно.
И вдуг видит вдали озеро студеное, а перед ним лежит Змей-Горыныч.
Ну Илья Муромец достает свой меч-кладенец, подскакивает к змею, и давай его рубать.
Одну бошку срубил, другую, и тут вдруг змей отскакивает в сторону и спрашивает:
— Ты что, Илюшенька???
— Пить я хочу!!!!!!!!
— Ну так пей! Кто тебе не дает?!

Едет Илья по лесу. Встречает Соловья — грустного такого.
— Привет, Соловей. Чего грустный?
— Да вот, в деревне водку дают.
Пришпорил Илья коня и помчался в деревню. Едет по лесу Добрыня. Встречает Соловья — грустного такого.
— Привет, Соловушка! Что нового?
— Да вот, в деревне водку дают.
И Добрыня рванул в деревню. Едет Алеша по лесу. Встречает Соловья — грустного такого.
— Здравствуй, Соловушка! Отчего невесел?
— Да вот, в деревне водку дают…
— Спасибо, — крикнул Алеша и понесся в деревню.
Соловей:
— Когда трезвые — люди, как люди. Но когда нажрутся и обратно поедут…

Поспорили 3 богатыря, кто из них больше воды на х*ю пронесет. Алеша Попович вешает ведро, идет 5 метров, падает. Добрыня Никитич вешает 3 ведра, проходит 20 метров, падает. Илья Муромец повесил коромысло, по 3 ведра с обеих сторон, и идет. Ждут его день, два, неделю, решили идти искать. Идут, идут, вдруг видят: Илья Муромец лежит мертвый под деревом, а на дереве сидит Соловей-Разбойник и угорает со смеху.
Алеша с Добрыней и говорят ему:
— Что ты ржешь, у нас друг умер, а ты тут угораешь!
Тот отвечает:
— Да бл*, я более тупой смерти еще не видел! Смотрю — идет Илья Муромец, несет на х*ю коромысло с ведрами, и вдруг х*як! Коромысло пополам и х*ем по лбу!

Всем селом собирали Добрыню Никитича в дальнюю дорогу, чтоб освободил он людей от Змея-Горыныча лютого. Самое лучшее ему отдавали в дорогу, чтоб только с победой возвращался. Подходит к Добрыне добрый волшебник и дает ему меч в сверкающих ножнах:
— Вот тебе, Добрынюшка, волшебный меч-кладенец!
— Спасибо тебе, старче! А что это за меч такой? Не уж то с ним клад можно найти?
— Нет, Добрынюшка. Не потому этот меч «кладенцем» прозвали, что клад ищет, а потому, что как достанешь ты его из ножен (достает меч), так все кто рядом сразу в штаны накладывают!
— Ну, и как я теперь поеду?

«Ты добра молодца напои, накорми, в баньку своди, а потом уже дело пытай» — таким вот нехитрым образом русские богатыри разводили простодушных девок на жратву, водку и сауну.

Когда Илья Муромец был маленьким, он очень любил ходить в лес за грибами.
Повстречался ему однажды Змей Горыныч, дважды Леший, трижды Кикимора.
В общем, классные были грибы.

30 лет и 3 года переставлял Илья Муромец будильник ещё на 10 минут поспать…

Лес. Узкая дорога. Едет на своей кляче Д’Артаньян. На встречу ему Илья Муромец на коне.
Д: Месье, я — подданный великой Франции, Вы обязаны меня пропустить!
И: Уйди, дурак.
Д: Господин, я — великий мушкетер, Вы обязаны уступить мне дорогу.
И: Уйди, дурак, я тороплюсь!
Д: Месье, если вы не уступите мне дорогу, я буду вынужден вызвать Вас на дуэль и убить Вас!
Они уходят за кусты. Через 5 минут выходит из-за кустов Илья Муромец, вытирает меч и говорит: Хулиган, чуть глаз мне своей проволокой не выколол!

Перемирие у Ильи Муромца и Змея Горыныча. Илья Муромец говорит:
— Горыныч, а че ты по бабам не ходишь?
Змей Горыныч в ответ, с обидой в голосе:
— Ну ты и сволочь! Рубишь спьяну что попало, а потом еще и подкалываешь.

В кабаке сидят три богатыря и три мушкетера. Пили, пили и поссорились Илья Муромец с Д’Артаняном. Д’Артаньян Муромца вызывает на дуэль, а Атоса просит Муромцу поставить крестик на груди мелом. «Это ты што?« — спрашивает Илья Муромец. «Это сюда я проткну тебя« — отвечает Д’Артаньян, размахивая шпагой. Илья Муромец посмотрел на свою палицу и говорит Поповичу: «Алеша, посыпь его мелом«.

Тридцать лет и три года лежал Илья Муромец на печи. И пришел к нему человек. И посмотрел он на Илью и молвил: «Годен без ограничений».

Срубил Добрыня голову Змею Горынычу, а у того вместо одной две выросло.
Срубил Добрыня эти две головы, а вместо них выросло уже четыре. Добрынестало интересно и он, еще на протяжении двух часов, издевался над бедной зверюшкой, пока та не стала похожа на веник.

Стоят на холме три богатыря, а перед ними орда, тысяч сто, не меньше…
Говорит Алеша Попович:
— Я как из лука сейчас пальну, так пол-орды сразу и поляжет…
Добрыня следом молвит:
— А я как булавой взмахну, так вторая половина поляжет…
Илья Муромец:
— Ну что, пацаны, потрындели? А теперь пора сваливать отсюда…

Скачут Илья Муромец, Алеша и Добрыня по одной дороге. Вдруг видят кучу дерьма на дороге.
Алеша:
— Похоже это говно…
Добрыня, засовывает палец внутрь и нюхает:
— Да… Действительно пахнет говном.
Илюша, засовывает палец и облизывает:
— Действительно говно! Хорошо что не вляпались!

Илья Муромец: Что за х*й по полю скачет?
Добрыня Никитич: Надо дать ему п*зды!
Алеша Попович: Поскакали-поскакали, как бы нам п*зды не дали…

— Подъехал Алеша Попович к камню замшелому, спешился, чтоб почитать варианты: «прямо-направо-налево», тут-то коня и отобрали, змеи…
— Папа, а почему?
— А потому, что нельзя, сынок, на перекрестке тупить и пробки создавать!

Три богатыря играют в карты в пещере подлетает Змей-горыныч и спрашивает: «Мужики можно я тут в уголке посижу?». Илья отвечает: «Вали нафиг». Улетел змей, а на улице дождик начинается. Подлетает снова к пещере: «Мужики, ну можно я тут в уголке посижу?» Илья снова «нафиг вали». Снова змей улетел, а на улице непогода во всю разыгралась — ветер, гром молнии. Снова змей просится: «Мужики, ну совсем на улице плохо, ну пустите в уголок.» Добрыня говорит: «Да ладно Илюша, пусть посидит в уголке, жалко нам что ли». Влетел Змей, свернулся в уголке и грустно так сам себе говорит: «Вали нафиг, вали нафи, может я живу тут!»

Напала на Русь сила темная,пришли ходоки к Илье Муромцу.
— Помоги, отец родной, защити.
— Надо подумать.
— А сколько думать?
— Ну неделю.
Пошли ходоки к Добрыне.
— Помоги, Добрынюшка
— Надо подумать.
— А сколько думать-то?
— Дня три.
Пришли ходоки к Алеше Поповичу.
— Беда, выручай, отец
Богатырь как гаркнет:
— Коня мне, кольчугу, меч!
— А что, Алешенька, и думать не будешь?
— А че тут думать, съе6…ться надо!

— Ну, Илья, рассказывай, как ты Змея Горыныча одолел!
— Не поверите, мужики! Отрубил я голову Змею Горынычу, а на её месте сразу же две появилось. Рубанул две, выросло четыре… Нет, думаю, так не пойдет! И рубанул я ему задницу. Отросло две… Отчекрыжил и эти — выросло четыре, потом восемь… В общем, через полчаса эта скотина сама собой на навоз изошла…

— Выходи, чудище поганое! Биться будем!
— Мужчина, не нужно кричать! Вон, соседняя кабинка свободна.

Договорились как-то Алеша Попович, Добрыня Никитич и Илья Муромец с татарами разобраться. Ну все как полагается, набили стрелку на шесть утра на приметной полянке. 6-00 — татары сидят ждут, никого нет. Через минут 15 приезжают добры молодцы в составе Добрыни и Алеши. Ильи Муромца нет. Ну татары давай над ними прикалываться, мол струсил ваш Илюша. Добрыня с Поповичем поматерили Илюшу, да и порешили сами татаров отколошматить. Поглумились над ними знатно, поистребляли всех, усталые домой собираются.
Тут стук копыт раздается. Заезжает на полянку Илюша Муромец, весь в крови.
— Ребята, не поверите, полянку перепутал!!!!!

Шел Илья Муромец по лесу и вышел на поляну, на которой Змей Горыныч сидел.
Подбежал Илья Муромец к Змейю Горынычу и срубил ему единственную голову.
А у Змея Горыныча вместо этой головы две выросло. Срубил Илья две головы, выросло 4. Срубил 4, выросло 8… И так продолжалось это час, два, три …
А потом срубил Илья Муромец Змею Горынычу 65536 голов и умер Змей Горыныч, ибо был он 16-ти разрядный.

Тридцать лет и три года просидел Илья-будущий Муромец на печи.
А потом ему отрубили халявный интернет…

Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алеша Попович стоят на холме. Илья Муромец смотрит вдаль, приложив ладонь козырьком и молвит:
— Что-то стало холодать!
Добрыня Никитич:
— Да и баб здесь не видать!
Алеша Попович (жалобно):
— И сам не дамся и кобылку не дам мучать!

Три богатыря скачут зимой по дороге и видят груду колотого кирпича и сломанную березу.
— Это что? — спрашивают они у проходящей мимо бабки.
— А это вчера пьяный Емеля на печи в поворот не вписался.

— Как измерить силушку богатырскую?
— Надо умножить массушку на ускореньице…

В Третьяковке, от экскурсовода с группой школьников возле легендарного полотна «Богатыри»:
— Дети, а что вы видите в поле? Правильно, богатыри. А еще? Кони, деревья, лес на фоне. А о чем нам говорит напряженная поза коня Ильи Муромца? Что враги там.
— А почему враги?
— Ну, понимаете дети, это такая уникальная особенность нашего русского поля — там всегда есть враги.

Стоит богатырь на распутье возле огромного камня и читает надпись:
— Налево пойдёшь — жизнь потеряешь, направо пойдёшь — коня потеряешь, прямо пойдёшь — о камень ударишься.

Сошлись на Куликовом поле два войска. Вышли вперед два богатыря — Пересвет и Челубей, и начали биться. Ударил Челубей своей палицей. Тяжела палица басурманская, страшный удар обрушился на русского богатыря: вошли ноги Пересвета по колено во сыру землю. Однако выстоял Пересвет и сам ударил палицей. И вошли ноги Челубея по колено… в ж@пу. Не приняла земля русская ног татарских.

Решил Илья Муромец как-то раз сразиться с поганым чудищем.
Пришел он к его логову и постучался в дверь.
Дверь открыла девица неземной красоты:
— Тебе кого?
— Мне это, чудище…
— Ну… я чудище!
— Как ты?!
— Ну… накрасилась я!

Илья Муромец рассказывает, как он сражался с Лернейской гидрой:
— Отрубаю ей голову — на её месте четыре вырастают. Четыре отрубаю — три вырастают. Три отрубаю — семь вырастают.
— Ну и чё?
— Полчаса рубил — никакой закономерности!

Илья Муромец скакал три дня и три ночи, пока у него не отобрали скакалку.

Скачут три богатыря через чистое поле. Тут, откуда ни возьмись, перед ними голая девка.
Илья Муромец и говорит:
— Вы, ребята, давайте дальше, а я вас потом догоню.
Те поскакали дальше. Через некоторое время перед ними снова голая девка! Получше предыдущей.
Добрыня Никитич:
— Ты, Леша, давай дальше, я тебя потом догоню.
Поскакал Леша один. Проскакал немного, снова посреди дороги голая девка. Настоящая красавица! Леша задумался: «А что ж там впереди, неужто еще лучше будет?» — и погнал коня вперед.
Проехал немного — точно, все один к одному. Снова на дороге голая девка и такая красивая, что… (что я вам буду рассказывать, вы что — красивых девок не видели?)
Леша задумался: «А что ж там, впереди, может, еще краше?» — и пришпорил коня.
Конь:
— Леша, ты давай дальше пешком, а я тебя догоню!!!

Едет богатырь по дороге, видит — впереди развилка, три дороги, камень, а на камне надпись: «Налево пойдешь — п*зды получишь, направо пойдешь — п*зды получишь, прямо пойдешь — тоже п*зды получишь.»
Стал думать — куда идти, коли везде такая засада.
Тут голос сверху: «Решай быстрей, а то прямо здесь п*зды получишь!»

Едут три богатыря по степи. Вдруг — впереди орда. И позади орда. И с обеих сторон орда. Окружили кольцом, хан Батый вперед выходит:
— Ну что, богатыри, люди вы известные, уважаемые. Просто так вас обидеть не можем. Поэтому давайте так: если ваши х*и имеют вместе длину одним метр, то мы вас отпустим. А если нет, уж извините, будете отсасывать у всей орды.
Ну, делать нечего. Илья Муромец достает свой. Померяли — 50 сантиметров. Орда поражена, аплодирует.
Тут Добрыня Никитич извлекает. Померяли — 40 сантиметров. И Добрыня сорвал аплодисмент.
Очередь Алеше Поповичу доставать. Померяли — и ровно 10 сантиметров.
Опять хан Батый выходит, говорит:
— Ну что ж, не уронили вы чести богатырской, так что езжайте с миром.
Отъехали три богатыря верст на двадцать и, наконец, решились заговорить.
Илья Муромец:
— А если бы у меня встал, я бы один всех отмазал.
Добрыня Никитич:
— А если бы у меня встал, я бы тоже один всех отмазал.
Алеша Попович:
— Да идите вы нах*й, если бы у меня не встал, сейчас бы отсасывали у всей орды.

Приходит вечером домой Илья Муромец. Смотрит, а там — отец лежит весь избитый. Илья спрашивает:
— Папа, кто ж тебя так?
— Да ладно, Илюша, ничего, не беспокойся.
— Отец, ты чего, богатырь я или нет? Всех порву за тебя!
— Да, Соловей-Разбойник избил.
— Поехали, разбираться будем.
Приезжают, значит, к Соловью-Разбойнику. Илья:
— Соловей, ты че? Ты знаешь, кто я?
Соловей:
— Знаю, Илья-Муромец, русский богатырь, защитник всех слабых и угнетенных на Руси.
Илья:
— А это кто, знаешь рядом со мной стоит?
Соловей (слезая с дерева):
— Знаю, отец твой, муд@к ё… (и по морде отцу)
Илья:
— Соловей, я не понял, ты знаешь, кто я?
Соловей:
— Конечно, знаю, Илья Муромец, самый крутой богатырь.
Илья (громче):
— А это кто?
Соловей-разбойник:
— А это отец твой, козел последний! (как даст в ухо)
Илья:
— Соловей, даты ох@ел!!! Ты знаешь, кто я такой ?
Соловей (с уважением):
— Знаю! Ты Илья, богатырь, первый на Руси! Защитник всех слабых и угнетенных!
Илья (орет уже):
— А это кто такой, знаешь? Вот кто , кто это???
Соловей:
— А это отец твой, п@дор, м@дак! (и с ноги ему).
Отец, подымается весь в крови:
— Илюша, пойдем домой, ну его нахер эти ваши разборки!